Подводная лодка К-129

Подводная лодка «К-129» Подводная лодка «К-129»

В 1999 году на телеканале НТВ состоялась премьера фильма Евгения Киселева «Тайна гибели К-129». Его телеверсия была практически целиком основана на материалах американской телекомпании «Соналист студиоз». В американской версии, созданной в 1998 году, лента называется «Проект Дженифер» и посвящена 25-летию операции ЦРУ по подъему советской ракетной субмарины с пятикилометровой глубины. Сама же гибель К-129 интересовала американцев лишь постольку, поскольку без нее нельзя было обойтись.

Историк Александр Мозговой постарался по-своему собрать и выстроить в логическую цепочку фрагменты той истории. И вот что у него получилось.

И по сей день непонятно, что же произошло на борту К-129. Основных версий его гибели три. Первая — экипаж не справился с управлением и лодка ушла за предельную глубину погружения. Вторая — на борту К-129 произошла техническая авария, переросшая в катастрофу. Третья (ее придерживаются большинство российских военно-морских специалистов) — советская лодка погибла в результате столкновения с американской субмариной, которая вела преследование К-129.

Название той субмарины — «Суордфиш» («Меч-рыба»). Как доложили наши разведчики, через несколько дней после исчезновения К-129 «Суордфиш» была замечена в японском порту Йокосука с поврежденными перископом, рубкой и носовой частью. При ремонте субмарины принимались чрезвычайные меры секретности.

При этом стоит заметить, что «Суордфиш» — не рядовая лодка американского флота. Она была приписана к немногочисленному отряду субмарин, предназначенных для участия в специальных разведоперациях против СССР. В 1961 году на Дальнем Востоке «Меч-рыба» уже сталкивалась с советской дизельной подводной лодкой С-176. Но тогда обе лодки отделались лишь легкими вмятинами.

Американцы и по сей день отвергает версию столкновения К-129 с какой-либо из своих субмарин. Представители командования ВМС США утверждают, что в момент гибели К-129 поблизости не было ни одной американской подлодки. Это, дескать, вытекает из записей в вахтенных журналах.

Но не будем наивны. Записи в вахтенных журналах при необходимости несложно и подделать. Так, например, после столкновения в Баренцевом море 15 ноября 1969 года атомной подводной лодки ВМС США «Гетоу» с советским ракетным атомоходом К-19 командир американской субмарины Лоуренс Букхард получил приказ от командования составить фальсифицированный отчет о походе и внести соответствующие «поправки» в вахтенный журнал.

Кроме того, американцы знали, где искать К-129. Спрашивается: откуда? В некоторых источниках указывается, что американцы, дескать, засекли подводный взрыв в Тихом океане с помощью своих акустических станций и вычислили координаты катастрофы.

Однако при возможностях даже современной техники эта задача посложнее поисков иголки в стоге сена. Так, например, в начале 90-х годов флоты НАТО провели эксперимент по обнаружению подводной лодки в Норвежском море с помощью системы СОСУС, включающей и комплекс «Цезарь», прошедший к тому времени пять модернизаций. В итоге компьютер определил координаты субмарины в акватории, образующей эллипс, оси которого составляли 216 на 90 км!

А в 1968 году на Тихом океане системы СОСУС в современном понимании не существовало. С 1954 года — сначала в Атлантике, потом в Тихом океане — Соединенные Штаты только начали развертывать цепь стационарных гидрофонов «Цезарь», предназначенных для обнаружения подводных лодок на дистанции до 100 миль, при этом вероятная ошибка составляла до 40 миль.

О низкой эффективности целеуказания стационарных комплексов, имевшихся в распоряжении ВМС США в 1968 году, свидетельствуют и длительные поиски американским флотом атомной подводной лодки «Скорпион», затонувшей в мае того же года в Атлантике у Азорских островов.

Да, стационарные гидрофоны «выдали» координаты места катастрофы. Они охватывали акваторию площадью 144 квадратные мили. Так что пришлось задействовать еще несколько десятков надводных кораблей и подводных лодок, а также поисковых самолетов, прежде чем «Скорпион» обнаружили на глубине 3047 м к юго-западу от Азорских островов. На значительном расстоянии, между прочим, от точки, указанной гидрофонами.

Итак, получается, в США знали, где искать К-129. Знали, и что на ней искать. Несомненную ценность представляли новейшее ракетное и торпедное вооружение, системы навигации и коды для связи с командованием, хранившиеся в бортовом сейфе.

А главное, американские специалисты хотели знать принципы сжатия информации в микросекундные импульсы, «выстреливаемые» с наших подлодок. Аппаратура аналогичного предназначения имелась и у американского флота. Но у русских она действовала по какому-то неведомому алгоритму.

Оставалось найти способ поднять лодку с рекордной глубины. И вот тут ЦРУ затевает весьма хитроумную операцию под кодовым названием «Дженифер».

После фильма «Авиатор» многие и в нашей стране узнали об эксцентричном мультимиллионере Говарде Хьюзе, роль которого сыграл Леонардо ди Каприо. В США же о его выходках было известно давным-давно.

Вот его-то именем и решило прикрыться ЦРУ. Дескать, Хьюзу взбрело в голову заняться подъемом с океанского дня древних сокровищ, а также промышленных конкреций, которые могут содержать ценные минералы. Для этого он решил построить уникальное судно-кран «Гломар эксплорер», специально разработанное для подъема предметов с рекордных глубин.

Но пока судно строилось, следовало все же проверить и уточнить информацию о местонахождении затонувшей К-129. С этой целю использовали специально оборудованную атомную подлодку «Хэли-бат». В 1965 году субмарина была снабжена новейшей акустической, электронной, фото- и видеоаппаратурой, мощнейшим компьютером «Юнивак-1124». «Хэлибат» оснастили также телеуправляемыми мини-подлодками, способными погружаться на большую глубину и передавать по кабелю обитателям «Норы летучей мыши» картинки с морского дна. Кроме того, у этих аппаратов имелись «клешни» для захвата с глубин различных предметов.

Вот эту-то спецсубмарину и направили на поиски советского «Гольфа» — так в НАТО называли советские подлодки проекта 629, к числу которых относилась и К-129.

Даже зная координаты катастрофы, экипаж «Хэлибат» потратил несколько недель на поиски. Каждые шесть дней поднимали глубоководный аппарат, чтобы перезарядить в фотокамерах пленку. И снова дни томительного ожидания.

И вот однажды на стол командира лег снимок с четко очерченным пером руля подводной лодки. Это была К-129. После ее обнаружения «Хэлибат» сделала еще 22 тысячи кадров советской субмарины, лежащей на пятикилометровой глубине.

Камера запечатлела пролом шириной в десять футов (около трех метров) сразу за рубкой. Кроме того, оказались сильно поврежденными две кормовые ракетные пусковые установки в ограждении рубки. У них были сорваны крышки. Ближняя к корме шахта сильно погнута, а головная часть у ракеты отсутствовала. Не было боеголовки и у второй ракеты. Нетронутой осталась только третья пусковая установка — та, что ближе к носу.

Получив необходимую информацию, американцы могли приступать к подъему К-129. Поначалу, правда, специалисты военно-морской разведки США собирались извлечь необходимые американским спецслужбам материалов с борта русской субмарины без подъема самой лодки. Предполагалось с помощью телеуправляемых подводных аппаратов «вскрыть» корпус «Гольфа», использовав для этого небольшие заряды пластиковой взрывчатки. Эксперименты подтвердили такую возможность.

Но ЦРУ уже взяло вожжи в свои руки. Разведчики решили, что надежнее будет поднять всю лодку. Для этого и было построено уникальное судно «Гломар эксплорер», оснащенное некими гигантскими клещами, которые могли зажать корпус субмарины и поднять его со дна на поверхность.

Правда, в некоторых источниках указано, что «лунный бассейн» — огромное, открывающееся с днища помещение в корпусе «Гломар эксплорер», куда требовалось затащить К-129, — имел длину чуть более 60 метров, тогда как длина русской субмарины — 100 метров. И, стало быть, целиком подлодка туда никак не поместилась бы. Но к тому времени в ЦРУ знали, что корпус К-129 разломлен на две, а то и на три части. И поднимать собирались лишь носовую часть.

Таким образом, летом 1974 года 172 человека на суперсекретном судне выходят в Тихий океан. Вскоре они приходят в заданную точку и 4 июля — в День независимости США — стабилизируются над лодкой с помощью системы динамического позиционирования. Можно пускать в ход уникальное оборудование.

Сначала были свинчена штанга из 600 труб. Этим своеобразным щупом специалисты хотели удостовериться, что «Гломар эксплорер» находится как раз там, где нужно.

После этого в днище корабля распахнулись тяжелые двери и вниз стали опускаться две гигантские клешни, массой по 2000 т каждая.

Люди и машины работали круглые сутки. И на третий день работы клешни достигли морского дна. Оставалось самое сложное — захватить ими добычу и поднять ее наверх.

Вот клешни захватили носовую часть субмарины и потянули ее вверх. Невиданный груз как бы сопротивляется подъему — нижняя часть подлодки засосало донным илом. Наконец по всей конструкции пробегает дрожь — дно отпустило свою добычу.

Начался медленный, осторожный подъем: 200 футов, 500, 1000... Подлодка поднялась уже на две мили, пройдя две трети расстояния до поверхности, когда надломилась одна из клешней. Часть груза вываливается из захвата, разламываясь по трещине, глубоко рассекшей весь корпус. Из пусковой установки вываливается одна из ракет и падает вниз. Операторы сжались на своих рабочих местах: а ну как ядерная боеголовка рванет? Конечно, они знали, что теоретически такое весьма маловероятно. Но одно дело теория, а другое практика...

Медленно текли секунды... Наконец все облегченно вздохнули — судя по расчетам, ракета уже достигла дна, взрыва не последовало. Можно продолжать подъем.

Но тут с мостика последовала новая тревожная весть: надвигается ураган.

Подъем пришлось ускорить, насколько это возможно. И вот наконец желанная добыча оказывается в «лунном бассейне», тяжелые донные ворота закрываются. «Гломар эксплорер» трогается с места. Уникальная, рекордная в своем роде операция, повторить которую никому не удалось до сих пор, закончена.

Ну, а нам с вами осталось ответить на последний вопрос, касающийся этой истории. Неужто наши специалисты не попытались что-либо сделать, чтобы помешать американцам?

Ответ будет таким.

Когда произошла катастрофа, американцы прислали нам запрос: не ваша ли подлодка взорвалась? На что чины из Генштаба ВМФ СССР тут же поспешили откреститься: знать ничего не знаем и знать не желаем... Похоже, там и в самом деле не знали, где К-129 и что с нею случилось.

Однако, официально отказавшись, мы потеряли тем самым и все юридические права на свою бывшую собственность. Теперь, по морским законам, она доставалась тому, кто ее достал. Видимо, наши специалисты никак не могли поверить, что подлодку можно достать с 5-километровой глубины.

Тем не менее кое-что наши спецы все-таки подозревали. Иначе с чего это бы в конторе Говарда Хьюза случилась странная кража. Странная потому, что воров почему-то мало интересовали материальные ценности, а все больше документация, касавшаяся судна «Гломар эксплоер».

После этого, говорят, на территорию советского посольства было подброшено письмо, из которого следовало, что в штаб-квартире Хьюза затевается весьма странная акция.

Наши стали следить за странным судном. И когда оно вышло в море, за ним издали наблюдали наши корабли.

Когда наши специалисты поняли, что за добыча досталась американцам, последовал запрос по дипломатическим каналам. Дескать, чем это вы там занимались? На что последовал вежливый ответ: мы же вас запрашивали, а теперь какое вам дело?

И окончательно заткнул рот нашим чинам в октябре 1992 года тогдашний директор ЦРУ Роберт Гейтс. Посетив Москву, он передал президенту Борису Ельцину видеопленку с записью процесса захоронения шести трупов советских моряков, найденных в поднятой части подлодки, по всем правилам морского кодекса — под гимн Советского Союза, при приспущенных флагах СССР и США.

Как говорится, и на том спасибо, поскольку до этого экипаж подлодки числился без вести пропавшим. А тут появилась официальная возможность признать моряков погибшими и начать платить их вдовам и детям положенные в таких случаях пенсии.

И, наконец, в сентябре 1998 года в Морском Никольском Богоявленском собор Санкт-Петербурга была отслужена панихида по погибшим в годы холодной войны морякам К-129, американских подводных лодок «Трешер» и «Скорпион». На поминальную траурную церемонию собрались их родственники, российские и американские ветераны-подводники. Был в их числе и Кларенс Мур, руководивший поисками корпуса К-129. После панихиды с нему подошла Ирина Георгиевна Журавина , вдова старпома с К-129, и попыталась узнать какие-то подробности о той операции. Но бывший командир американской субмарины сначала делал вид, что не понимает вопросов, а потом сказал прямо: «Извините меня, мэм, но я связан присягой...»

Подводные лодки

Читайте в рубрике «Подводные лодки»:

/ Подводная лодка К-129
Рубрики раздела
Лучшие по просмотрам